ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА В 1917: УРОКИ ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Бабурин Сергей Николаевич

Выступление 27 апреля 2017 года в Москве на международной научной конференции «Государство, Церковь, право: конституционно-правовые и богословские проблемы»

Более ста лет назад русский мыслитель и публицист В.Д. Катков отметил: «Религия есть величайшая сила как в индивидуальной, так и в народной жизни, и залог нравственной чистоты и национальной живучести общества»[1]. Ныне, в XXI веке, после почти столетия нигилистического богоборчества, а потом и 30 лет неолиберальных реформ, мы всё больше убеждаемся в правоте этого утверждения.

2017 год знаменателен многими событиями, прежде всего серьезными юбилеями. Исполнилось 100 лет трагедии Февральской революции, обрушившей не только царское самодержавие, но и Великую Россию как державу. Будут вековые юбилеи и многих других событий Русского перелома, в том числе 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции, которую при непредвзятом взгляде всё больше следует оценивать как исторический шанс для рождения Нового Мира.

Но среди всех этих и иных юбилеев не потеряется и событие, принципиально важное для Русского и Православного миров, для обретения нашим народом чувства национального самосознания – в 2017 мы отмечаем 100-летний юбилей восстановления на Руси Патриаршества.

Как известно, патриаршество было учреждено на Руси в 1589 году, а упразднено российским Императором Петром Первым в 1721. Фактически же патриарха в России не было с 1700 года, с момента кончины святейшего патриарха Адриана, после которой Царь не допустил избрания его преемника.

Восстановлено патриаршество было 28 октября (10 ноября) 1917 года решением Всероссийского поместного собора. Не случайно ещё 8 марта 1917 г., при открытии заседаний Особого Присутствия для разработки вопросов, подлежащих рассмотрению Всероссийским Собором, в архиерейском Слове перед молебном Святой Троице, было сказано: «Призовем благословение Божие на наступающее наше мужество и совершеннолетие во Христе, на предстоящую святой Церкви нашей борьбу с развязанными теперь силами зла»[2]. Силы зла, выпущенные на свет разрушившим Державу Февралем, воистину были страшны: не стало Монархии, обрушилась дисциплина в армии, а потом и вообще к осени рухнул фронт, поднялась волна центробежных национальных движений. Октябрьский революционный переворот, свергнувший Временное правительство А.Керенского, подтолкнул долго дискутировавший Всероссийский поместный собор к принятию решения о восстановлении патриаршества (уже 28 октября – 10 ноября) и ускоренному избранию нового русского патриарха.

21 ноября (4 декабря) 1917 года первым после восстановления патриаршества в России Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Московский и Коломенский Тихон (в миру – Василий Иванович Беллавин).

Восстановление патриаршества в 1917 году, ровно 100 лет назад, проходило в суровых условиях системного кризиса русского общества, когда успешно проведенный дворцовый переворот перерос в переворот государственный, низвергнувший не только Царя Николая II, как планировали заговорщики, но и саму русскую монархию. Началась буржуазная демократическая революция, к которой не были готовы правящие классы, прежде всего сама буржуазия. Революция к осени переросла в хаос.

В этой атмосфере избрание Патриарха Тихона было принципиальной значимости стабилизирующим общество фактором. Оно означало укрепление традиционных основ русского общества, восстановление духовных критериев русской жизни. На смену рухнувшей монархии шло торжество Духа и Совести. «Понятие долга, этого фундамента нравственности и первого условия порядка и прогресса в общественной и государственной жизни, не может иметь ни прочности, ни длительности, ни глубины, ни силы, ни красоты без религиозных идей о бессмертии души, об ответственности за гробом и о Боге – Судии и Воздаятеле»[3] писал выдающийся русский просветитель В.Д. Катков.

Но оказалось, что столь важное решение опоздало. Кроме того, власть духовная была слишком долго – более 200 лет – привязана к власти светской. Причем не только к помазаннику Божьему.

Архиереи РПЦ не поддержали Романовых, более того, они торопливо, со вполне светской риторикой, присягнули временной либеральной власти. Уже 9 марта 1917 г. тот же будущий патриарх Тихон, наряду с остальными членами Священного Синода, подписал воззвание, в котором говорилось: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на её новом пути… Доверьтесь Временному Правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы»[4].

Недееспособность Временного правительства подрывала доверие и к поддерживающей его Русской Православной Церкви. Выступление генерала Корнилова Церковь не поддержала. Крах правительства в октябре был ударом и по позициям Всероссийского Поместного собора, утонувшего в дискуссиях. Избрание Патриарха, призванное изменить ситуацию к лучшему, прошло в обстановке информационного хаоса, было попросту затемнено многими иными событиями в России.

Однако, несомненно главное – избрание Патриарха затормозило развитие кризиса внутри Церкви, укрепило Православие как духовную основу большинства народов России.

Уроки тех событий не были осмыслены русским обществом. Богоборческому большевизму те уроки были не нужны, напротив, при начавшихся гонениях на Церковь фигура Патриарха стала вызывать у советской власти ощущение враждебной помехи. Но это всё будет потом, как и новый период существования Церкви без патриарха.

В итоге, не осознав роли Православия и Церкви, уже советское общество оказалось в духовном вакууме в 1988-1991 годах, особенно после прекращения деятельности КПСС. Был и следующий шаг, сделанный после августа 1991 года неолиберальными нигилистами, — попытка не допустить, чтобы вместо марксизма-ленинизма духовным стержнем, собирающим народ и страну, стало бы вновь Православие. Единство окрепшей за вторую половину ХХ века Русской Православной Церкви под руководством Патриарха Московского и всея Руси (с 1990 им стал Алексий II) помешало недругам России осуществить этот план.

Ныне, в начале XXI века, Россию вновь раздирают бесовские искушения. Слава Богу, РПЦ ныне ещё более окрепла, она способна под духовным водительством Святейшего патриарха Кирилла успешно решать внутренние проблемы и уверенно противостоять внешним вызовам. Более того, историческая встреча в 2018 году в Гаване Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла с папой Римским Франциском показала, что историческая миссия России консолидировать человечество и крепить духовные ценности народов вновь востребована.

Потому мы искренне празднуем 100-летие восстановления патриаршества в России и надеемся, что уроки прошлого новым поколением граждан России всё же будут внимательно изучены и использованы в целях укрепления России.

Среди этих уроков, не устану повторять – необходимость конституционной реабилитации Православия, радикального изменения ст. 13 и 14 Конституции Российской Федерации, из которых пора вычистить идеологию нигилизма («Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»), закрепив исторический факт – важнейшую роль Православия в рождении и становлении России.

А государство российское у нас было, есть и останется светским. Русская православная Церковь тому гарант.

[1] Катков В.Д. Христианство и государственность. – М.: Издательство «ФИВ», 2013. – С. 113.

[2] Журналы и протоколы заседаний высочайше учрежденного Предсоборного Присутствия. Т. 1. Открытие заседаний Присутствия, журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого отделов. – М.: Изд-во Новоспасского монастыря, 2014. –  С.9-10.

[3] Катков В.Д. Христианство и государственность. – М.: Издательство «ФИВ», 2013. – С. 50.

[4] Церковные ведомости. 1917. № 9-15. С. 57.

45 views
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...